Примечания к страданию в схемах и диаграммах

Написал текст в двух частях, про боль и страдание:

  1. Человеческое страдание в схемах и диаграммах
  2. Завершение страдания в схемах и диаграммах

Текст то ли слишком простой, то ли слишком сложный, я так и не понял. Но разошелся он неплохо, и многим даже понравился.

Были и критические замечания. Была даже некая дискуссия (в чате Виктора Ширяева про медитацию).

Пришлось объяснять все шутки по второму разу (но это тоже весело). И вроде бы получилось. Так что вот вам объяснение объяснения, если вдруг сразу не понятно.

Реальность

(Претензии, почему-то, были по поводу неточности определений терминов «думать» и «страдание». Это мои ответы из чата)

По-моему, происходит следующее:

Есть текст, в котором содержится ряд абсурдных утверждений: что человек — это киборг, а заодно и амфибия, что для того, чтобы что-то сделать со страданием, надо ничего с ним не делать, и некоторые другие. К этому вопросов почему-то не возникает.

Затем, повествование ведет к тому, что «реальность» напрямую, видимо, недоступна, но зато всегда доступны модели реальности разной степени детализации. Модели реальностью не являются (карта — не территория и т.д.), но это не так-то просто понять. Потом говорится, что не стоит полностью полагаться на модели, потому что это модели, а не окончательная реальность. Особенно подозрительно надо относится к моделям простым и понятным — скорее всего они наименее точны.

САМ ТЕКСТ, по собственному определению, естественно, является такой же моделью, весьма низкой детализации, которая пытается описать весь этот процесс. Все определения в тексте не являются всеобъемлющими, по той же причине — это части этой конкретной модели. У одного понятия может быть сразу несколько определений, очевидно. Ни одно из которых не может быть полным и окончательным (но это не значит, что по этой причине все определения, или все модели, одинаково хороши или одинаково плохи). Ограничений на количество определений для одного понятия не существует.

После этого происходит такой диалог:

— Вот, смотрите, текст-модель, в котором говорится, что моделям верить нельзя

— Ха-ха, наивный программист проходит терапию и пытается что-то об этом писать. А на самом деле все совершенно не так!

— Да, верно, это просто модель, и вроде об этом и текст. На самом деле происходит на самом деле, а модель пытается это описать. Иногда хуже, иногда лучше, но это всегда только модель. Одной моделью описать реальность невозможно, модель не может полностью включать в себя реальность целиком. Но некоторые модели могут быть полезнее других, в зависимости от контекста.

— Нет, на самом деле все обстоит совершенно иначе!

То есть все, возможно, сводится к тому доступна ли фундаментальная реальность для познания или нет. Но это сразу два фундаментальных вопроса онтологии и эпистемологии и вряд ли о них можно просто так договориться.

Жизнь

Кроме того было предположение, что я (наивно?) попытался сформулировать экзистенциальные данности своими словами. Я думаю, можно так сказать.

В тексте, опять же, нет никакого откровения по этому поводу. Экзистенциальные данности просто есть, «такова жизнь»: смерть — есть, свобода — есть, фундаментальное одиночество — есть, явного смысла — нет (список экзистенциалов можно продолжить по собственному усмотрению).

Поскольку все это есть — есть и боль по этому поводу. Боль есть и будет, и это нормально. В тексте утверждается, что полностью избавится от боли невозможно (да и не нужно). И это призыв к отваге перед лицом неизбежности (ну, а что еще делать).

Из всех перечисленных экзистенциалов изменениям поддается только смысл. Для этого предлагается боль принять («открытость»), перестать вокруг нее суетиться, и заниматься смыслом.

В конце есть утверждение, что смысл не находится только «в голове», но что смысл выявляется в процессе взаимодействия с миром (с этим можно спорить, конечно). Смысл важнее боли, вот и вся мысль.

По-моему все это довольно банально, но я хотел, написать эти банальности так, чтобы зацепило. Кого-то, вроде, зацепило, вот и хорошо.


Подсказки

Надо понимать, что этот текст относится сам к себе с большим подозрением. В самом тексте даже есть подсказки по этому поводу.

1) Этот текст — поэтическое изложение банальностей:

Обнаружение новых, полезных связей называется «открытием»; неожиданных, но не таких уж полезных — «поэзией». Внезапно проявившаяся плотная сеть новых, неожиданных взаимосвязей — это, обычно, «безумие»(передозировка поэзии?), а иногда «пробуждение».

И в нем есть предостережение о том, что не стоит воспринимать его буквально:

Обычно ты мыслишь словами. А нужны метафоры, парадоксы, любые двусмысленности, чтобы спрятанной среди слов контрабандой протащить хоть что-то, отдаленно похожее на опыт, не-знание. (Если ты понимаешь только прямое значение слов, тебя ждет гораздо больше работы).

[…]

Иногда невозможно даже понять, что что-то непонятно, потому что все кажется предельно понятным. «Реальность» скрывается за представлениями о ней.

2) Этот текст отрицает сам себя.
2.1) Потому что предлагает не верить ментальным моделям, сам будучи ментальной моделью:

Но если все время думать только большими блоками, то получается реальность слишком низкого разрешения и становится сложно понять, что вообще происходит. Возможно, потому что ты и не хочешь этого знать.

2.2) Это текст о том, что надо как-то обойти инструкцию, при этом он сам является инструкцией:

Поэтому стандартную инструкцию надо дополнить предписаниями о тех случаях, когда следует пренебречь инструкцией. («Н...но что я должен делать, если в инструкции написано не верить инструкции, это ведь тоже часть инструкции?» — «Вот именно! Заткнись!»)

Подписаться в телеграме

Меня зовут Вася Чугун, я занимаюсь экзистенциальной терапией. Если вам интересны темы, на которые я пишу, или нужны консультации, мне всегда можно написать на vasya@ironhead.ru, буду рад пообщаться. Еще у меня есть канал в телеграме.


Все посты →